Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Ротшильды: секрет «успеха» еврейского финансового клана – 200-летние традиции мошенничества

12 ноября 2020
2 613

Ротшильды: секрет «успеха» еврейского финансового клана – 200-летние традиции мошенничества

Экс-президент «Роснефти» Сергей Богданчиков подал в суд Нью-Йорка на инвестиционную компанию потомков Ротшильдов. Финансисты украли у него более $100 млн. В иске говорится: компания Edmond de Rotschild вела двойную бухгалтерию, а для хищения денег использовала мошеннические схемы и откаты.

Инвесткомпания основана бароном Эдмоном де Ротшильдом в 1953 году. Это французская ветвь семейства финансистов – потомков младшего сына основателя династии. Сейчас владелец компании – сын Эдмона – Бенжамен де Ротшильд (состояние в $1,9 млрд). Его жена – баронесса Ариана де Ротшильд, управляющая швейцарским отделением компании – в иске Богданчикова значится, как участница сговора. Вводила бывшего российского топ-менеджера в заблуждение.

Ничего удивительного в этой истории нет. Состояние Ротшильдов всегда делалось на мошенничестве.

Финансовый агент богатейшего принца Европы

Родоначальником династии был Майер Амшель. Родился в 1743 году в доме с лавкой под красной вывеской («ротшильд» по-немецки) на Еврейской улице Франкфурта. Юный Майер сбежал из школы при синагоге и нанялся в банк Оппенгеймера в Ганновере. Оппенгеймеры были знаменитой фамилией еврейских финансистов. Самуил Оппенгеймер еще в XVII веке стал придворным банкиром австрийских Габсбургов. Историк Генрих Шнее пишет: «В XVII, XVIII и в начале XIX веков большую роль начинают играть евреи-финансисты. Они появляются почти при всех княжеских дворах [Германии], принимая участие во многих исторических событиях. Достаточно вспомнить о финансировании Семилетней войны».

Набравшись опыта у Оппенгеймера, Майер вернулся во Франкфурт и стал торговать антикварными монетами. Вскоре ему удалось стать поставщиком коллекции принца Вильгельма Гессенского, а через несколько лет – в 1769 году – и финансовым агентом принца.

Это был один из богатейших людей Европы. Богатство свое он заработал, занимаясь необычным для монарха бизнесом. Историк Мортон Фредерик так описывает этот бизнес: «Принц сдавал свою армию, которую он холил и лелеял, в аренду другим европейским монархам. Принц призывал на службу все новых своих подданных, тщательно обучал и экипировал новобранцев, а затем продавал в Англию, откуда их направляли в колонии для поддержания порядка. «Миротворческий» бизнес Вильгельма приносил ему огромные доходы. Каждый раз, когда кто-то из его солдат или офицеров погибал во время службы, он получал дополнительную компенсацию. Полученные деньги принц отдавал в рост, и делал это без всякого предубеждения… Приток средств от европейских монархов и собственных подданных сделал принца богатейшим человеком в Европе».

Фирменная черта бизнеса

Ловкий Майер Ротшильд стал управлять делами принца Вильгельма. Принц же и попросил Ротшильда первый раз выступить от своего, «ротшильдского», имени. В качестве номинального кредитора при выдаче займа королю Дании. Дело в том, что король приходился принцу родным дядей. Вильгельм опасался: столь внутрисемейный кредит может по-родственному и не вернуться.

Но номинальную роль еврейского управляющего принца Гессенского никто из посторонних не знал. Так Майер Ротшильд триумфально, от своего имени, вошел в высшую лигу еврейских финансистов Европы – как кредитор целого короля Дании.

Однако, никакой особой лояльности к своему благодетелю – принцу – Ротшильд не испытывал. Во время американской революции Вильгельм Гессенский поставлял своих наемников английской короне. А Ротшильд, разумеется, не бесплатно, содействовал в Париже врагу англичан – Бенджамину Франклину. Помогал в переговорах о финансировании со стороны французов. Кроме того, Гамильтон – первый американский министр финансов – стал акционером первого банка США от имени Майера Ротшильда, а не принца Гессенского. Такая беспринципность станет фирменной чертой бизнеса Ротшильда.

Когда в 1806 году войска Наполеона оккупируют Кассель, столицу принца, а сам Вильгельм эмигрирует, для его доверенного агента Майера Амшеля начнутся «золотые дни». На обмане своего патрона при доверительном управлении его активами Ротшильд заработает первые большие деньги.

Спекуляция и торговля инсайдом

«Континентальная блокада» отрезала Англию от Европы. Контрабанда приносила баснословные прибыли. Ротшильд не остался в стороне. Его сын Натан отправился в Лондон, а сын Яков (Джеймс) в Париж, в столицу наполеоновской империи. Используя деньги принца Вильгельма, Ротшильды спекулировали контрабандой, мороча голову как англичанам, так и французам. Клану доставалась вся сверхприбыль. А патрону и благодетелю – проценты на использованный капитал. Чтобы спрятать свои закулисные операции, Майер Ротшильд всегда вел двойную бухгалтерию. Она хранилась в потайной комнате. Принц полагал, что это предосторожность от наполеоновской полиции. Но на самом деле главным одураченным фальшивой отчетностью был он сам. При этом Вильгельму постоянно рассказывали, с каким риском удавалось его верному агенту хотя бы сохранить активы принца в непростое военное время.

Молодой Натан Ротшильд в Лондоне стал маркет-мейкером биржи. Как пишет историк М. Фредерик: «лишь немногие посвященные знали, кому фактически принадлежат те гигантские суммы, которыми распоряжался Натан. Его личное состояние стремительно увеличивалось. Теперь он стал настолько богат, что даже принц, богатейший человек в Европе, не мог больше выступать в качестве его кредитора».

Спекуляции и инсайдерская торговля за счет капитала принца Вильгельма Гессен-Ганау стали источником баснословного богатства Ротшильдов. К началу XX века у семьи накопилось более трех миллиардов французских франков.

Ничего не изменилось

Сейчас состояние Ротшильдов – триллионы долларов, спрятанные в разных трастах. Династии принадлежит крупнейший британский банк «Барклайз» и третья по величине в мире майнинговая компания «Рио Тинто». Семья контролирует Центральные банки Англии и Европы.

Ротшильды богаты баснословно. Но это не мешает им присвоить $100 млн. своего клиента Богданчикова. Семейная традиция.

Константин Малофеев

Поделиться:
_personilized_right1_personilized_right2_personilized_right3